Чеченская молитва в танцах

Танец шамиля

Чеченская молитва в танцах

22-08-2011 4 087

Суровое отношение Шамиля к музыке, танцам, развлечениям было хорошо известно современникам. “Шамиль ввел строгую регламентацию личной и общественной жизни мюридов: например, пляски, игры, бренчанье на балалайке, курение табака были им строжайше запрещены под страхом сурового наказания, вплоть до смертной казни” (1).

На территории, подвластной имамату, поддерживалась аскетическая дисциплина, “отдельными пунктами которой запрещалось пение, пляски, музыка, за исключением, конечно, религиозных песнопений” (2).

По шариату “любителей, уличенных в пристрастии к музыке тоже подвергали аресту или палочным ударам, по усмотрению начальства, а принадлежавшие им инструменты немедленно предавались уничтожению” (3).

В то же время танцы по шариату запрещались не безусловно: “для них сделано небольшое исключение в двух случаях – свадьбы и обрезания. В это время мусульманам разрешается танцевать сколько угодно, с таким, впрочем, условием, чтобы мужчины танцевали отдельно от женщин и в разных помещениях” (4).

Капитан Аполлон Руновский состоявший приставом при Шамиле во время пребывания его в Калуге с 1859 по 1862 годы, отмечал, что Шамиль своими распоряжениями ужесточил шариатские законы.

Сообразив, что частичное разрешение танцев даст повод к соблазнам по свойственной людям слабости, “Шамиль запретил танцы совсем, а виновных в этом преступлении разделил на две категории: к одной причислил людей порядочных, которые поэтому подвергались только наказанию палками, а к другой людей, отличавшихся дурной нравственностью.

Этих наказывали иначе: им мазали лицо сажею или грязью, сажали на ишака и возили по деревне. Взрослые издевались на ними, а мальчишки бросали в них грязью” (5).

На замечание А.Руновского о том, что Шамиль уклоняется от буквального выполнения законов шариата, имам решительно не сознавался и приводил тот довод, что “к установлению этих низамов (запретов – А.С.) его побудило желание отвратить горцев от таких занятий, которые несравненно заманчивее тяжелой беспрерывной войны” (6).

Неоднократно возвращаясь в беседах с Шамилем к вопросу о причинах введения им строгого отношения к музыке, уравнению ее с пьянством, воровством, убийством и грабежом, А.

Руновский слышал в ответ, что имам “постоянно имел в виду исключительное положение страны, при котором малейшее уклонение народа от спартанского образа жизни могло привести его к изнеженности, к упадку воинственного духа, а следовательно, к скорейшему покорению края” (7).

В очередной беседе Шамиль еще более прояснил свои принципы: “Воинов у нас без того не много, если мы так долго держались против вас, то именно потому, что вели строгую жизнь и всякое наслаждение считали за великий грех… Музыка так приятна для человека, что и самый усердный мусульманин, который легко и охотно исполняет все веления пророка, может не устоять против музыки, поэтому я запрещал ее, опасаясь, чтобы мои воины не променяли музыку, которую они слушали и в лесах во время сражений, на ту, которая раздается дома, подле женщины” (8).

Из сказанного недвусмысленно понятно, что Шамиль признавал за музыкой великую силу и именно потому накладывал на нее запрет во время войны. Это же подтверждал близкий к Шамилю мюрид Хаджияв. Когда А.

Руновский в поисках средства, которое бы развлекало в неволе Шамиля, обратился за советом к Хаджияву, тот заметил: “Единственным и самым верным он признает музыку, которую страстно любит” (9). На следующее же утро А.Руновский распорядился принести от полковника Еропкина портативный орган. “При первых его звуках Шамиль как будто ожил.

С полчаса слушал он музыку внимательно, почти не шевелясь, потом начал рассматривать инструмент во всей подробности, для чего нужно было совершенно снять наружную его оболочку” (10).

Все это, однако, было гораздо позже, в Калуге, а в Чечне и Дагестане, везде, где распространялась власть Шамиля, всякое подобие музыки запрещалось наперекор древнейшим обрядам и традициям народов Кавказа.Существует несколько версий происхождения “Танца Шамиля”, сохранившегося в народной памяти и практике по настоящее время.

Одна из них приписывается автору – чеченскому гармонисту Магомету Магомаеву. “По преданию, желая поднять настроение бойцов, Шамиль, совершив на глазах всего войска молитву протанцевал перед ним лихую лезгинку, чем вызвал новый подъем духа.

“Танец Шамиля” – в соответствии с этим распадающийся на две части – молитву и непосредственно танец, был сочинен в 1910-1912 годах в ауле Шатой (Чечня) гармонистом Магометом Магомаевым, оставшимся под сильным впечатлением от рассказа о данном эпизоде с Шамилем” (12).В XX веке “Танец Шамиля” стал одним из известнейших кавказских танцев.

Удивительно, но он распространился среди всех народов, живущих на Кавказе, включая и славянское население. Нам известно, что “Танец Шамиля” был и до сих пор является чуть ли не обязательным на казачьих народных празднествах, вечеринках, свадьбах во многих станицах Краснодарского края.

Он зафиксирован в Старовеличковской, Белой глине, Спокойной и др. (13).Адыги старшего поколения вспоминают, что в пору их детства “Танец Шамиля” исполнялся мужчинами и на аульских праздниках. Это был воинственный, боевой танец, демонстрирующий ловкость, силу, волю, смелость и решительность воина.

До Великой Отечественной войны “Танец Шамиля” был широко популярен в адыгской среде. Есть свидетельства, что его специально разучивали в школах и исполняли как парный танец мальчика и девочки (17).

Ныне в адыгских селениях “Танец Шамиля” танцуют редко – только по специальному заказу. Старики объясняют это запретом и идеологическими установками послевоенного времени. В казачьих станицах, напротив, “Танец Шамиля” – один из популярных поныне. Не случайно он получил сценическую жизнь в постановке Н.Кубаря в Кубанском государственном казачьем хоре.

Таким образом, в традиционных культурах, бытующих на Кавказе, можно выделить три различных варианта “Танца Шамиля”. Два из них исполняются на одну и ту же мелодию и в народе так и называются – “Танец Шамиля”. Третий – чеченский вариант хороводного мужского ритуала (зикра) – связывается с именем легендарного Шамиля.

В устных преданиях говорится, что когда-то Шамиль устроил диспут между приверженцами кадирийского и накшбандийского тарикатов. Сам Шамиль принадлежал к накшбандийскому тарикату, в рамках которого культивировались тихие зикры (зикр – ритуальный обряд восхваления Бога) и выступал против громких зикров, исполняемых последователями кадирийского ордера.

Участники диспута по распоряжению диван-хана (духовного совета) провели эксперимент, и Кунта Хаджи Кишиев завел громкий зикр. Войдя в экстаз – состояние фаны – участники зикра так воздействовали на Шамиля, что тот вбежал в круг и исполнил громкий зикр вместе со всеми.

С тех пор, якобы, высший духовный совет при Шамиле не преследовал последователей Кунта Хаджи Кишиева (15).

Исполнительский состав музыкально торжественных танцев представлен в западно-кавказской аутентике в двух вариантах – как мужской сольный танец ( так называемый “легендарный первоисточник”) и парный в составе юноши и девушки. В исторической диахронии фольклора сольные танцы представляются первичными по отношению к парным.

Сольные танцы характерны для кавказской автохтонной традиции, парные – для кубанской славянской. Общим в обоих вариантах выступает сюжетный элемент коленопреклонной молитвы, переходящей в страстную пляску.

В целом же “Танец Шамиля” в кубанском варианте значительно отличается от первоисточника и по-существу является самостоятельным танцем, отличающимся собственной семантической и хореографической направленностью. В первоисточнике – это танец воина, в кубанском варианте – танец двух молодых людей, парня и девушки.

В первоисточнике – танец патриота, демонстрирующий сильное духовное начало, во втором варианте – сюжетный танец, имеющий лирико-бытовой акцент.В кубанском варианте песни-танца Шамиль – это молодой статный черкес. В адыгских селениях “Танец Шамиля” воспринимался скорее как чеченский, поэтому танцевался нечасто и по желанию какого-либо искусного танцора.

Нередко “Танец Шамиля” просто слушался в инструментальном исполнении. При таких отличиях, тем не менее, у вариантов немало общего. Подобно легендарной пляске Шамиля, кубанский танец его имени состоит их двух самостоятельных разделов. Первый – распевный, плавный, сосредоточенный.

Второй – быстрый, стремительный, ритмичный, акцентный, напоминающий адыгский тлапечас (лъэпэчас) или кавказскую лезгинку. Примечательно, что “Танец Шамиля” иногда исполняется с текстом, и в этом случае является песней-пляской. Ее медленная часть – это запев, а быстрая – припев. В запевной части рассказывается несколько мелодраматическая история взаимоотношений Шамиля и молодой русской девушки, погибшей от его кинжала. В припеве – воспевается молодой черкес, его оружие и суровое мужество.

Вопрос о переплетении славянских и кавказских интонаций в кубанском “Танце Шамиля” очевиден и более понятен, чем, например, факт его широкой популярности в казачьей среде. Попробуем все же выдвинуть несколько предположений на этот счет.

Личность Шамиля была столь выдающейся, что стать прообразом художественного сочинения могла (и стала!) неоспоримо. В народе наверняка знали, что у Шамиля были добрые и искренние отношения с его женами.

Эти личные качества кавказского вождя вызвали к жизни сюжет о любви Шамиля к русской девушке (известно, что одна из жен Шамиля была христианкой – армянкой по происхождению – из моздокских армян, принявшей).

Воля, суровость и мужество Шамиля также были предметом легендарных пересказов в народе, этим может быть обосновано финальное убийство девушки в песне.

Яркий, исторически конкретный и очень характерный типаж нашел воплощение в танце тоже не случайно. Адыгские (черкесские) танцы – ярчайшее зрелище, доступное для восприятия людям разных национальностей.

Стремление постичь адыгские танцы, подражать им для славянского населения Кубани куда более типичное явление, чем, например, петь адыгские песни на русском или, тем более, адыгейском языке. Танец как язык жестов, пластики, хореографии и музыки в условиях межэтнических контактов для кубанцев оказался наиболее приемлемым жанром по нескольким причинам.

Во-первых, если кубанская песенная культура очевидна и доминантна, то танцевальная, напротив, находится на периферии. Во-вторых, в условиях тесных культурных взаимосвязей обязательно существует сфера, область, наиболее приемлемая для определенной группы людей с точки зрения эстетики и аксиологии восприятия.

Эту нишу в кубанской культуре заполнят адыгский (кавказский) танец. Именно через танец кубанцы-казаки могут эмоционально, искренне и очень верно выразить то общее, что они имеют с адыгами как автохтонными представителями Кавказа.

Будучи личностью сильной, неординарной, Шамиль, сам того не желая, породил в фольклорном мышлении кавказских народов новый художественный план.

Для него лучшей музыкой была музыка воинственных кличей, ружейной пальбы и релиниозных песнопений, но сам он в фольклорном сознании стал героем различных музыкальных жанров, вплоть до частушечных припевок.

В адыгских селениях Кабарды и Адыгеи популярны довольно нескромные частушки на мотив все того же “Танца Шамиля”:А, Щамила, Щамыла,Щамылэкъо быта,Шы бытыжъым тесэу,БлэкIы-къыблэкIыжъа!А, Шамиль, Шамиль,Сгорбившийся Шамиль,Сидя на горбатом коне,Ездит взад-вперед.

Если бы не связь с известной мелодией, соотнести приведенную частушку с именем Шамиля было бы сложно.

Отрицая музыку в эпоху борьбы за свободу, Шамиль осознавал и признавал ее силу, мощное воздействие на человека. Отрицание имамом музыки в жизни, быту парадоксально обернулось бесконечным количеством песенных вариантов, посвященных его личности, широкой и повсеместной распространенностью танцевальной музыки его имени.

С именем Шамиля связана уже целая музыкальная серия – шамилиада. Это симфоническое произведение ростовского композитора Адриана Павловича Митрофанова (1895-1955) “Про Шамиля”, написанное в 1929 году, многочисленные произведения дагестанских авторов, в том числе “Имам Шамиль” – Симфонические иллюстрации в 10-и частях (по прочтении хроник, историй и романов) Мурада Кажаева.

У “Танца Шамиля” фольклорная “судьба”. Он живет во множестве видов и вариантов, каждый из которых – отражение локальных и временных культурных особенностей.А.Н.Соколова Кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудникАРИГИ (г.Майкоп).Литература:1. Бушуев С.К. Борьба за независимость под руководством Шамиля. – Л.М., 1939. С.124.2. Митрофанов А.

П Музыкально-песенное творчество горцев Северного Кавказа. Сб.материалов. Северо -Кавказский краевой горский НИИ. Т.I. Ростовский Государственный архив. Р.4387, ОП., Д.30. С.14.3. Законы Шамиля //Живописное обозрение. СПб., 1875. С.125.4. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Т.ХII.- Тифлис, 1904. С.1478.5.

Дневник полковника Руновского //Акты, собранные Кавказской археографической комиссией Т.ХII. Тифлис, 1904. С.1478.6. Там же.7. Там же. С.1524.8. Рамазанов Х.Х., Рамазанов А.Х., Шамиль (исторический портрет). Махачкала,1990. С.76.9. Дневник полковника Руновского.С.1395.10. Там же. С.1397.11. Полевые материалы С.Мусхаджиева из села Мескер-Юрт Шалинского района Чечни.12.

Митрофанов А.П. Музыкально-песенное творчество горцев Северного Кавказа. С.17. Ошаев Х. Кто автор “Молитвы Шамиля” //Революция и горец. 1932. С.112.13. Плясовые припевки Кубани (запись и подготовка текста И.Бойко). Краснодар, 1993. С.271, 132. Полевые записи А.Соколовой.14. Записано от Куки Алиевны Азаматовой, 1928 г.р.15. Записано от Саида Мусхаджиева, 1972 г.р.16. Шу Ш.С.

Народные танцы адыгов. Нальчик, 1992. С.35-38.17. Плясовые припевки Кубани. С.132.

Журнал “Ахульго”. 2000. № 4. Март. С. 45-48

Наша реклама

Источник: http://www.checheninfo.ru/8391-tanec-shamilya.html

Что такое зикр? Виды зикра. Зикры на каждый день

Чеченская молитва в танцах

Религиозное воспитание пока еще не стало массовым. Лишь немногие родители уделяют должное внимание вопросам веры, разговаривая со своими чадами. Потому даже мусульмане путаются, когда их спрашивают, что такое зикр.

Мы как-то больше привыкли слышать и говорить слово «молитва». Оказывается, обращение к Аллаху бывает разным. Давайте разберем подробно, что такое зикр, когда и как его читают. Зачем вообще придумана такая странная молитва.

Несколько слов о вере

Как вы уже поняли, речь пойдет об исламе. Чтобы читатель понял некоторые тонкие моменты, необходимо обратиться к сути мировоззрения мусульман. Согласно традиции, все в мире происходит по воле Аллаха. Люди, воспитанные в строгой религиозной традиции, даже помыслить не могут о возмущении.

Они принимают волю Всевышнего со смирением и благодарностью. Это необходимо усвоить современному человеку, иначе не будет понятно, что такое зикр. Загляните в глубину души: часто вы благодарите Господа за неприятности и неудачи? В славянской традиции нет такой всеобъемлющей покорности, как в исламе. Оттого мы порой недопонимаем друг друга.

Мусульмане живут просто: что нынче есть, то дал Аллах. Нужно поблагодарить и попросить больше. Всевышний постоянно присматривает за своими детьми. Он обязательно даст возможность как-то изменить жизнь, если сумеешь поменьше грешить. Суть в том, чтобы постоянно удерживать в душе образ Всевышнего, не терять связи с ним.

Когда следуешь путем Аллаха, остаешься безгрешным. Нужно только удерживать нить, которая связывает с ним твою душу. Зикр, читаемый ежедневно, позволяет быть рядом с Аллахом, постоянно слышать его повеления и советы. Это своеобразное восхваление Всевышнего, направленное на то, чтобы его образ был все время в душе, не стирался обыденной суетой.

Если разобрать глубже, что такое зикр, то выясним: это один из способов медитации или самовнушения.

Зачем верующим чтение зикра?

Мы все о чем-то мечтаем, считая, что исполнение заветного желания принесет счастье. Кто-то грезит о деньгах, другим нужна земная любовь, третьи стремятся к карьерному росту. У каждого своя идея фикс. Получив желаемое, внезапно осознаем, что чувство радости быстротечно. Впереди уже маячит новая цель.

А в душе опять укореняется привычное разочарование, страх не достичь чего-то и тому подобное. И так может продолжаться всю жизнь. Она превращается в постоянное недовольство, вызванное чувством неудовлетворенности. Бегут годы, а счастье все так же далеко, как в юности. А ведь приходим мы в этот мир совсем за другим.

Его для людей создал Всевышний, а они в гордыне своей даже не успевают поблагодарить, насладиться этим совершенством. Чтобы его увидеть и понять, следует сделать малое – успокоить душу, отодвинуть постоянно меняющиеся желания в дальний угол. Для этого используют зикр в исламе.

Короткая молитва помогает вернуться в настоящую реальность, удержать мысль о благодарности Небесам за планету и все, что здесь есть. Она успокаивает душу, умиротворяет, позволяет смотреть на все происходящее философски, принимать события такими, как есть, да еще и оценивать их правильно.

Зикр, читаемый регулярно, структурирует мысли, избавляет от суетности и тревог.

В исламе считают, что всегда надобно поминать прекрасные имена Аллаха. Разделяют три вида зикра. Он может осуществляться языком, сердцем и всем телом. Что имеется в виду? Когда верующий читает священные слова или просто называет имена Всевышнего – это зикр языка. Как правило, с него начинается день мусульманина.

В Коране есть такая строчка: «О те, которые уверовали! Поминайте Аллаха многократно». Потому в мыслях должен постоянно присутствовать Всевышний. Так, человек может ощущать с ним связь непрерывно. Зикр сердца – это молитва без слов. Такому способу необходимо учиться, само ощущение движений души не приходит к человеку. Сначала верующие говорят устами, следя за своими чувствами.

Только спустя много времени они понимают, что такое зикр сердца. Последний вид – это восхваление Аллаха всеми частями тела. Направлены эти короткие молитвы на то, чтобы быть постоянно душой рядом со Всевышним, слышать его волю, не грешить, не поддаваться соблазнам. Разные ветви ислама выработали собственные традиции. Читать их положено по-арабски.

Но народы используют и собственные языки для молитвы. А уж зикр сердца вообще не требует слов. Давайте поговорим о традициях разных народов.

Групповое восхваление Аллаха

Говорят, что ни селение, то свой норов. Зикры используют все народы, исповедующие ислам. Но у каждого есть свои особенности. Чеченский зикр – это особенный танец, сопровождающийся хоровым «пением». Мужчины во множестве движутся по кругу, произнося имена Аллаха.

Как говорят сами участники мероприятия, чеченский зикр наполняет всех силами, позволяет забыть об усталости, страхе, гневе. Широкая известными такие своеобразные молитвы стали во время войны. Людей удивляли мужские хороводы. Однако у них очень древня традиция.

Так представители этой народности заряжаются отвагой, чтобы отстаивать права своей общины. Зикр, произнесенный вместе, сплачивает людей. У каждого в душе возникает невероятное чувство общности, позволяющее рисковать. Зикр используют, как особый вид объединительной психологической практики.

Молитва необходима людям, жившим испокон веков в очень сложных условиях. Им необходима уверенность в том, что Всевышний не забыл об их народе, присматривает за слабыми, поможет в трудной ситуации. В зикре – танце принимают участие воины. Им отстаивать общину, рискуя жизнью.

В таких обстоятельствах очень важна уверенность в том, что рядом верный друг, который не бросит на произвол судьбы. Немного иначе выглядит зикр ингушский. В том ритуальном танце также участвуют лишь мужчины, но движения его не так экспансивны. Цели же все те же – вместе приблизиться ко Всевышнему.

Суфийская практика – зикр

Пение, сопровождаемое танцевальными движениями, используется для воспитания духа, наполнения организма божественными вибрациями. Суфийские зикры бывают индивидуальными и групповыми. Последние привлекают особое внимание своей красотой, и действенностью.

Суфии уверены, что звуки помогают очистить тело, ум и душу человека. Эту практику применяют в целительских целях. Зикр в исламе – это способ приблизится к Всевышнему. Суфийская практика имеет несколько иную направленность.

Занимаясь пением зикра, человек наполняет свое пространство божественностью, создает храм. Заниматься методикой рекомендуется под руководством духовного наставника. Он разъяснит, как готовиться к мероприятию, чтобы получить правильный эффект. Суфии считают важной подготовительный этап.

К групповому зикру допускаются только люди, сумевшие принять аскетический образ жизни, имеющие искреннее намерение следовать по пути просветления. Рекомендуется пользоваться ароматическими маслами, наряжаться в ритуальные одеяния. Суфийские зикры – это праздник для посвященных.

Они вместе создают особое пространство. Допускать к такому творчеству людей, неподготовленных, не рекомендуется. Участники создают единое пространство, которое любой может перенапрячь или разрядить.

В чем состоит суть зикра у суфиев

Философский смысл практики состоит в том, что вся сущность человека открывается для божественного. У суфиев тоже различают три виды зикра. Молитва произносится ежедневно. Чаще всего встречается такой текст: «Лаа илааха илль Аллаа». Это сочетание звуков означает: «Нет Бога, кроме Бога».

Зикр, слова которого приведены, рекомендуется произносить как можно чаще. Он является и отдельной практикой, и подготовкой к групповому мероприятию. Суфию важно вырасти до зикра сердца. Это состояние, когда слова уже не нужны. Подумал о Всевышнем – в душе сразу появляется свет, говорящий о связи с ним.

Групповой зикр – это уже третий уровень, самый сложный. В единении с Аллахом участвуют ум, тело и дух. Проводится он под руководством наставника. Одетые в ритуальные наряды, люди собираются в специальном помещении, где и проводится мероприятие.

Цель его – создать атмосферу единения со Всевышним, особое пространство, наполненное божественными энергиями. Считается, что подтверждается практикой, что оно оказывает оздоравливающий эффект на участников. В процессе молитвы упоминаются имена Аллаха, взятые из Корана. В этой книге их насчитывается девяносто девять.

Зикр направлен на то, чтобы участники полностью сосредоточились на Боге, открылись ему. Танец-молитва выполняется продолжительное время. Это необходимо для достижения концентрации всеми членами группы.

Как читается зикр

Расскажем для тех, у кого нет духовного наставника, как проводится эта молитва. Зикр начинается с произнесения фразы «ла илаха илла-Алаху». Это начало «шахада» (мусульманского символа веры). Если молитесь в одиночестве, то сядьте на коврик, скрестив ноги.

Групповые зикры сопровождаются кружением дервишей или иными ритмичными упражнениями. За первой фразой следуют имена Аллаха. Произносят их ритмично, сосредоточенно, пока не достигнут проникновения слов в каждую клеточку тела. Описать его сложно. Но вы должны полностью отрешиться от обыденных мыслей. Это только первый этап.

Продолжайте молитву. Пение приведет к тому, что организм начнет наполняться ощутимым светом. Как правило, читают зикр нечетное количество раз, к примеру, 201, 2001 и тому подобное. Групповой медитацией обязательно руководит шейх (учитель). Он выстраивает или усаживает участников и задет ритм и порядок движений.

Считается, что энергия должна распространятся от сердца по всему телу. Для этого подбираются упражнения. В зикре иногда употребляется урезанное имя Всевышнего «лаху» и его формы. С ним следует быть осторожнее, а начинающим суфиям рекомендуется избегать использования таких формул.

Иногда во время групповой медитации участники впадают в транс. За их состоянием следят наставники, помогая прийти в себя, если это необходимо.

Как молиться каждый день

Дорога к духовному просветлению трудна и ухабиста. Но с чего-то начать необходимо. Зикры на каждый день рекомендуются, как правило, наставниками. Коли таковым не обзавелись, то не мудрите, а обратитесь к Корану. Все исламские практики основаны на его текстах. Потому нельзя выдумывать отсебятину. Читать следует слова из священной книги.

Одна из формул: «ла илаха илла-Алаху», о ней уже упоминали. После перечисляйте все имена Аллаха, которые помните. Конечно, необходимо будет со временем выучить все девяносто девять. Помните, что зикр – это духовное упражнение. Произносить его положено в уединении, усевшись на молитвенный коврик. Ничего не должно отвлекать от этого важного занятия.

Фраза «Ля хауля ва ля куввата илля биллях» тоже подходит для ежедневной молитвы, как и любая иная из Корана. (Она означает: «Сила и мощь принадлежат только Аллаху»). Важно понимать, для чего вы это делаете. А цель может быть только одна – почувствовать единение со Всевышним. Читать молитву необходимо нечетное количество раз.

Избавьтесь в эти минуты от суетливости, думайте о Боге, стремитесь к нему. Это первый этап: зикр языка. Через определенное время у вас появится ощущение света в груди. Тогда можно будет попробовать зикр сердца. Но торопиться не рекомендуется. Путь этот стребует сосредоточенности, в какой-то степени самоотречения.

Как говорят шейхи, надобно отрешиться от всего земного, полностью раствориться в Божественном.

Время совершения зикра

В Коране говорится, что восхвалять Аллаха можно постоянно. Нет нужды поджидать для этого какого-то определенного времени. Тем и хорош для верующего человека зикр. Намаз совершается в отведенные часы. Но бывает, что душа требует общения со Всевышним. Тогда уединитесь и читайте зикр. Однако, есть требования и к этому действию.

Нехорошо обращаться к Аллаху в неопрятном состоянии. В исламе особое внимание обращают на чистоту тела и помещения. Каждому верующему надлежит быть опрятным, не стоит путать с богатством или роскошью. Соблюдать аккуратность в одежде и поведении может любой бедняк. Отсутствие средств на обновки – это не порок.

Грехом считается зависть или злость, обида на горькую долю. Любое состояние кармана не избавляет от необходимости умываться и стирать одежды. Помните об этом, когда соберетесь прочесть зикр. Безалаберность в помещении и наряде приводит к невозможности сосредоточиться на том, чем занимаетесь. А это помещает ощутить божественность, приблизится к Аллаху.

Описанные требования естественны для людей, воспитанных в вере. О них рассказывают родители сызмальства. Но для тех, кто пришел к исламу в зрелом возрасте, такие совету могут пригодиться. Еще важно быть упорным и ответственным. Молитва должны стать частью вашей жизни. То есть, в чтении зикра нужны аккуратность и системность.

Негоже делать это иногда, по настроению. Такой подход приравнивается к безалаберности духа.

Заключение

Иногда современный человек, избалованный цивилизацией, воспринимает религию в виде своеобразной волшебной палочкой. Захочу – возьму в руки, и мир засияет, а устану – опять в сундук засуну. Конечно, такой подход не принесет результатов. Единственное, что ждет человека – это разочарование. Любая вера требует работы духа. Зикр является усилием по достижению единения со Всевышним.

Не у всех сразу получается ощутить хоть каплю света. Надобен труд, упорство, желание и стремление к результатам. Напрягать придется и тело, и ум, и дух, и волю. Благость сама на голову падает редко. Может только, если святым родились и сумели сохранить это состояние, что маловероятно. Путь к единству с Богом тернист. Повстречаете на этой дороге много соблазнов, ухабов, набьете шишек.

Зато итоги окажутся намного серьёзнее, чем те, на которые может отважиться воображение. Но об этом каждый должен узнать самостоятельно. Никто за вас этот путь не пройдет, что прекрасно! Всевышний наделил каждого собственной судьбой, и ее у нас не отнять, разве что сами откажетесь.

Мы все стоим перед выбором: пребывать в тщетной мирской суете или постараться возвыситься над нею, приблизиться к божественному.

Источник: http://fb.ru/article/283520/chto-takoe-zikr-vidyi-zikra-zikryi-na-kajdyiy-den

Ночь суфиев

Чеченская молитва в танцах

Мужчины в тюбетейках бегали по кругу в такт ускорявшемуся пению и хлопкам. Они двигались все быстрее, потом останавливались, раскачивались на месте и направлялись в противоположную сторону.

— Ля-илляха-иль-алла! — группа певцов бесконечно выкликала по-арабски знаменитое «Нет божества кроме Аллаха!» В ритме этих слов двигались все: седые старцы, взрослые бородачи и дети в неизменных тюбетейках и мусульманских рубахах с закрытым горлом.

В окне соседнего дома поблескивали глаза — за церемонией наблюдали женщины. Приближаться им запрещено, чтобы не отвлекать молящихся. Как говорят сами верующие, «Когда поминают Аллаха, между мужчинами и женщинами должна быть стена».

Иногда уставшие бегуны отходили в сторону, отдыхали, а затем с новыми силами вливались в круг, уже полтора часа непрерывно двигавшийся вокруг пустого, запретного пространства, в котором незримо присутствовала божественная сила.

Только стройный и строгий старик в очках стоял, опираясь на трость, и наблюдал за священнодействием. Это был тамада — так здесь называют старейшину и наставника.

Совершался зикр — поминание бога, особый род коллективной молитвы. Члены общины собрались, чтобы душа умершего утром собрата получила благословение и Аллах простил ему грехи. Еженедельно в Чечне и Ингушетии проходят десятки подобных церемоний как по случаю чьей-либо смерти, так и регулярных. Не во всех зикрах участники движутся по кругу.

Где-то трясут головой, где-то поют и играют на музыкальных инструментах. Некоторые поминают Аллаха молча — либо про себя, либо пользуясь особой системой дыхания, еще больше роднящей зикры с восточными практиками. Но всех объединяет принадлежность к суфизму — эзотерическому течению ислама, чьи тайны уже много веков притягивают исследователей.

Дао по-мусульмански

Суфизм настолько загадочен, что даже его название вызывает споры. Некоторые утверждают, что его корни — в названии навеса суффа, под которым во времена Пророка собирались бедняки. Другие выводят его от арабского «суф» — «шерсть», так как древние аскеты и мистики надевали колючую шерстяную одежду. Третьи — от слова «ас-сафа», означающего прозрачность и чистоту.

Путем молитв и ритуалов суфий совершенствуется, приближается к Аллаху. Как и в учении йоги, навыки здесь передаются не по книгам, а от сердца к сердцу, от учителя — устаза — к ученику — мюриду.

Устаз несет за всех учеников ответственность перед Аллахом.

Как писал суфийский шейх Кунта-Хаджи, «Если у учителя в разных местах умирают две тысячи мюридов одновременно, то он успевает помочь каждому из них при отделении его души от тела и держит ответ перед ангелами-мучителями за деяния мюрида».

Учителя выбирают добровольно, и если выйти из ислама нельзя, то сменить суфийское течение обычно не возбраняется. Устаз дает мюридам вирд — каждодневную программу из молитв. При этом он опирается на тот или иной метод духовного возвышения, называемый тарикатом, что в переводе с арабского означает путь — то же самое, что и дао — одно из основных понятий китайской философии.

Таких тарикатов, сильно отличающихся друг от друга и духовными практиками, и одеяниями, много. Как говорят сами суфии, путей к Всевышнему столько же, сколько дыханий всех творений. В вайнахских республиках господствуют два тариката — Накшбандия и Кадирия. Адептом первого был имам Шамиль, адептом второго — его современник чеченец Кунта-Хаджи Кишиев, обративший в ислам ингушей.

С самого момента своего появления в II−III веках хиджры суфийское учение вызывало недоверие многих мусульман, которые утверждали, что Пророк никогда не разрешал и не одобрял зикр. На что суфии возражали, что когда к Мухаммеду пришли эфиопы, они устроили танцы в мечети. И Пророк смотрел на них вместе с женой Аишей, не позволяя чрезмерно ретивым сподвижникам упрекать веселых негров.

Суфизм вдохновлял многих средневековых поэтов, включая великих Низами и Саади. А сын Джалаладдина Руми даже основал суфийский орден Мевлеви, в обрядах которого использовал произведения отца. Всем известные крутящиеся турецкие дервиши — последователи именно этого тариката.

Со временем суфизм распространился на множество стран. В пятничную ночь в центре пакистанского Лахора крутятся, отбивая ускоряющийся ритм, неутомимые барабанщики.

В то же самое время их собратья из эфиопского Харэра жуют легкий наркотик кат и хором поют гимны в крошечных зданиях возле городской стены.

На Северном Кавказе суфизм встречается всюду, но особенно он распространен в Чечне и Ингушетии, где его адепты составляют большую часть населения.

Чеченский Ганди

— Главное, не вздумай спрашивать, когда умер Кунта-Хаджи или где его могила! — напутствовал меня приятель-чеченец, когда я начинал изучать суфизм.

Суфийский проповедник Кунта-Хаджи Кишиев

Живший в XIX веке суфийский шейх Кунта-Хаджи — один из самых уважаемых на всем Северном Кавказе. Его называют чеченским Ганди, хотя справедливее было бы наоборот — легендарный Махатма родился через два года после смерти суфия. Кунта-Хаджи проповедовал непротивление злу насилием и первостепенность личного совершенствования.

Это вызвало недовольство Шамиля, так что суфий был вынужден покинуть Кавказ и отправиться в Мекку. После разгрома мятежного имама устаз вернулся и проповедовал с колоссальным успехом. До сих пор по всей Чечне видны огороженные участки, связанные с деятельностью Кунта-Хаджи, — их немедленно отмечали следующие за ним мюриды.

Именно его последователи бегают в зикре по кругу.

В начале 1860-х годов вирд Кунта-хаджи стал крупнейшим в Чечне. До сих пор к нему примыкает большинство чеченцев. Он был четко структурирован: в крупные села назначались вакилы (поверенные) устаза, им подчинялись тамады, а последним — туркхи (глашатаи), руководившие рядовыми мюридами.

Российские военные усмотрели в такой популярности угрозу власти, и в 1864 году Кунта-Хаджи арестовали. Такова горькая ирония истории — Шамиль, злейший враг царя на Кавказе, был возведен в российское дворянство и жил в роскоши, а проповедник мира окончил свои дни в суровой северной ссылке.

После ареста Кунта-Хаджи несколько тысяч его мюридов собрались в Шали, потребовали его освобождения, а затем с одними кинжалами двинулись на царские войска. Прошел слух, что оружие бессильно против учеников устаза. Когда толпа подошла к шеренгам на 30 сажень, она была расстреляна.

Погибло более полутора сотен человек, в том числе 8 женщин, переодетых в мужское платье. Место гибели мюридов стало одной из наиболее почитаемых чеченских святынь. Вирд Кунта-Хаджи был запрещен и ушел в подполье, где к нему примкнули радикалы и абреки.

В итоге он, как и весь тарикат Кадирия, действительно стал одним из самых воинственных на Кавказе. Так, последователей Батал-Хаджи Белхороева, мюрида Кунта-Хаджи, боялись даже другие горцы. Эти суфии ходили вооруженными до зубов и отличались крайним джигитством.

При этом тарикат Накшбандия, к которому принадлежал Шамиль, напротив, стал сторонником мира с русскими.

Последователи чеченского Ганди убеждены, что основатель вирда не умер в старинном городе Устюжна, а свидетельства об этом, обнаруженные только в 1928 году, подделаны.

— Накануне своего последнего дня Кунта-Хаджи сказал: «Завтра поднимется сильный туман. Я войду в него и исчезну. Если это случится, значит, мое учение истинно, если нет, то ложно». Но все произошло по его словам, — рассказывает мне седой чеченец, накалывая на вилку желтые кукурузные галушки.

Как приструнить шайтана

Долгий обряд закончен. Мы сидим за общим столом, едим жижиг-галнаш и запиваем его горячим бульоном. Гость с фотокамерой вызывает всеобщее любопытство, и каждый готов помочь мне проникнуть в суть недавней церемонии.

— Одинокому молиться тяжело, его постоянно Иблис отвлекает, — говорит мой коротко стриженный сосед с раскосыми азиатскими глазами. — Если я молюсь, то языком совершаю богослужение, если слушаю молитву, то ушами. У каждого в крови сидит шайтан.

Он мешает, наводит грешные мысли. В зикре я молюсь целиком, поминаю Аллаха всем телом — и шайтан тоже вынужден повторять все движения и его поминать. Это для него мучительно, ему уже не до пакостей.

В зикре мирское уходит, и ты с чистыми мыслями молишься, не думая о деньгах, работе или семье.

В кругу традиций

«Старших надо уважать. Чужого не брать. Не воровать. Вести себя как следует». О правилах, ставших образом жизни — в репортаже Марины Ахмедовой из Чечни

Возле стола играли два хафиза — хранители, учащие Коран наизусть. Это были мальчики лет девяти.

— Мой друг, известный ученый, говорит, что зикр ему очень в работе помогает. Прочищает мозги, — добавил бородач напротив. — Зикр много энергии дает. Но одежду потом хоть выжимай.

— Начинают и завершают старшие, — добавил третий. — Потом они отходят, молодые трудятся. Основная работа юношам. Кавказский зикр воинственный.

Как старики бегают! Мой дед до 75 лет все полтора-два часа не выходил из круга. В Чечне зикр делает сильная молодежь, и он изменился. Раньше был спокойнее. Теперь уже старикам сложно до конца продержаться.

А в Ингушетии они до сих пор обычно всю церемонию бегают.

Нередко суфии во время зикра впадают в транс — особенно часто это бывает с теми, кто трясет головами. Такое состояние приемлемо в кадирийском тарикате и отрицается накшбандийцами. В Чечне, реже в Ингушетии, зикры совершают и женщины. Разумеется, отдельно от мужчин.

Совместный зикр практикуют только последователи вирда висхаджинцев, возникшего во время депортации в окрестностях казахского города Атбасар.

В 1950-х годах Вис-Хаджи Загиев объявил, что установил духовный контакт с устазом Кунта-Хаджи и тот поручил ему проповедовать «чистый путь».

Он отрицал существование ада и учил, что его праведные последователи после смерти окажутся в прекрасном оазисе, напоенном ароматом лимона.

Молодой устаз отменил калым, но запретил мюридам заключать брак с представителями других вирдов. Зикры висхаджинцев похожи на концерт слаженного оркестра народных инструментов.

Мужчины в темных бешметах и белых шапках (за что их часто зовут белошапочниками) вместе с женщинами в шароварах и чухту играют на барабанах и чеченских скрипках чондаргах, напевая хором молитвы, звучащие как красивые светские песни.

В отличие от них, приверженцы тариката Накшбандия совершают зикр молча и даже благотворительностью нередко занимаются втайне. «Мысль изреченная есть ложь», — могли бы воскликнуть эти суфии вслед за Тютчевым. Слушая рассказы об их незаметной, под покровом ночи, помощи старикам, невольно вспоминаешь Тимура и его команду.

В Валерике — как в Америке

Суфиев мы покинули уже глубокой ночью. В свете фар мелькнуло название селения — «Валерик». Блеснула вода — та самая «речка смерти», воспетая Лермонтовым. Скромный ручеек даже разглядеть сложно. Его и на картах обозначают скорее в память о поэте.

И с грустью тайной и сердечной

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он — зачем?

— Говорят, Кунта-Хаджи обещал здешним жителям, что их больше никто никогда не тронет. И точно — в прошлую кампанию все вокруг разнесли, а сюда ни одна бомба не упала. Отстроились, живут хорошо. Говорят, в Валерике — как в Америке!

Таинственный Грозный

Столица Чечни — это не только знаменитые небоскребы. Здесь можно найти заброшенный английский замок, познакомиться с охотниками на джиннов и побывать на концерте рок-звезды

Мы вспомнили о маленьких хафизах.

— Я сына тоже отправил учиться, — сказал водитель. — Когда он уехал, две женщины жену околдовали, в нее вселился джинн. Что только я ни делал, все без толку. Вечные припадки. Потом сын стал хафизом, вернулся — и она сразу исцелилась. Не любят шайтаны знатоков Корана. Но не все джинны плохие. Они живут так же, как мы. У них есть и суфии, и салафиты, и министры, и президенты…

Вокруг замелькали огни. Мы въезжали в Грозный.

Владимир Севриновский

Источник: https://etokavkaz.ru/traditcii/noch-sufiev

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.