Отходная молитва читать

Отходная молитва читать

Отходная молитва читать

Религиозное чтение: отходная молитва читать в помощь нашим читателям.

  • 1 Отходная молитва читать
  • 2 Отходная молитва читать
  • 3 Символ Веры

Не каждому светскому человеку, даже не каждому крещёному православному понятны форма и содержание тех священных таинств, которые совершаются церковными отцами в тот момент, когда мы прощаемся с усопшим своим родственником или близким человеком.

Сегодня мы предлагаем своим читателям восполнить свой возможный пробел в этой сфере теории и практики и расскажем, что собой представляют приходские требы в той их части, что касаются отпевания и упокоения.

При конце жизни человека – при отходе из этого мира, читается над ним “отходная” – особый канон, который в малом требнике озаглавливается так: “Канон молебный ко Господу нашему Иисусу Христу и пречистей Богородице, при разлучении души от тела всякаго правовернаго” (если время не дозволяет прочитать весь канон, то обычно ограничиваются чтением только молитвы, имеющейся в конце канона и глаголемой непременно от Иерея в минуты разлучения души с телом).

Прежде чтения этого канона, священник, как указано в требнике, должен и в этот раз спросить у умирающего (если он ещё не лишился языка), не припомнит ли умирающий каких либо грехов забытых или утаённых, или злобы на ближнего и пр.

, не исповеданных и не разрешенных. Всё это священник помогает припомнить умирающему, спрашивая “по единому” о том, что, как можно предполагать, умирающий мог скрыть прежде, или забыть. Затем начинает чтение канона обычным началом “Благословен Бог наш.

” и начинательными молитвами.

По возгласе на “Отче наш. ” 12 раз “Господи помилуй”, “Приидите поклонимся. ” и 50-й псалом, после которого читается самый канон. По окончании канона, “Достойно есть”, и молитва положенная в конце канона (кроме этой “отходной в большом требнике есть ещё чин на разлучение души, когда человек долго страдает перед смертью).

Когда больной совсем уже отходит, то, если он живёт близ церкви, ударяют в колокол, чтобы известно было “христианам, живущим во граде или веси, о тогда преставляющемся больном, яко да молятся Богу о нём”.

По смерти православного христианина, до погребения его, читается над ним псалтирь непрерывно, (кроме того времени, когда совершаются панихиды или литии).

Так как чтение псалтири по умершем назначается преимущественно для молитвы за него, то оно прерывается поминовением усопшего с особенным молитвенным обращением к Богу, с произношением самого имени покойника. Обычаем принято повторять такое молитвенное обращение по окончании нескольких псалмов, отделяемых словом Слава.

Эта молитва, начинающаяся словами: Помяни Господи Боже наш. печатается не между псалмами, а в последовании “на исход души”, которое находится как в псалтири малой, так и в псалтири с последованием.

Псалтирь читается не только в те дни, когда покойник ещё не предан земле, но и после погребения; обыкновенно по некоторым местам чтение продолжается до 40 дней.

Над умершим священником положено читать Евангелие, вместо псалтири; Евангелие над ним читается как прежде, когда он кончается, так и после смерти его, сколько позволит время.

По смерти мирянина, тело его (мощи, по выражению требника) омывается, одевается в чистые одежды, сообразные званию и служению умершего и полагается на приготовленном столе среди комнаты. На челе его возлагается венчик, в сложенные же руки дается крест (обычно) или возлагается на персях его икона Спасителя.

Потом покойник покрывается новым белым покрывалом, иначе – саваном. Сверх того, все тело покрывается священным покровом (церковною парчёю).

Полагается покойник лицом вверх, с глазами закрытыми, как спящий, с сомкнутыми устами, как умолкший, и руки его слагаются на персях крестообразно. По обеим сторонам стола, на котором лежит умерший, и в головах его (или только в головах) горят светильники.

Когда покойник уже убран, родные приглашают священника, для служения литии по умершему (иногда вместо первой литии поётся панихида, чин которой изложен в конце псалтири).

Литию в требнике указано совершать пред выносом покойника из дома в церковь, а также обыкновенно она всегда служится, пока еще лежит в доме покойник и по возвращении родных в дом после погребения покойника.

Кроме того, она служится и при других богослужениях, именно: на литургии – она как бы входит в состав ее, потому что для литии в этом случае не полагается особого начала, не делается отпуста и не возглашается “вечная память”; поется же по заамвонной молитве: Со духи праведных скончавшихся.

и возглашается ектения. На утрени и на вечерни лития совершается, обычно, по окончании сих служб.

Вообще лития совершается всегда при служении заупокойных литургий, а также – в дни, установленные Церковию для нарочитого поминовения, если где нет обычая в такие дни совершать панихиду, как службу, содержащую в себе более молитвословий.

Лития также входит в состав погребения и панихиды: погребение начинается ею, как отдельным богослужением, и заканчивается ею же, но уже в соединении (лития в конце погребения начинается после стихир на целование). Панихида также заканчивается литиею (в панихиде лития начинается по возгласе на Отче наш по 9-й песни канона).

Ставится столец, на котором поставляется коливо (как на панихиде); священник, облачившись в епитрахиль (или же – и фелонь), раздает предстоящим зажжённые свечи и, приняв кадило (если есть диакон, – то он, с благословения священника), кадит окрест стольца, и предстоящих, и полагает начало: Благословен Бог наш. Псаломщик читает трисвятое и другие начинательные молитвы. По возгласе на Отче наш, поются тропари: Со духи праведных скончавшихся. и проч. и произносится затем сугубая ектения – заупокойная: Помилуй нас Боже. на которой (как и всегда), священник читает тайно молитву: Боже духов, а по возгласе бывает заупокойный отпуст, за которым провозглашается усопшему (или усопшим) “вечная память”; и снова совершается каждение окрест стольца и к предстоящим.

В день погребения, когда все готово к выносу покойного в церковь, священник кропит гроб святою водою внутри и около, и потом полагает покойника во гроб. Пред выносом совершается лития, а по окончании её священник полагает начало погребению, т.е. возглашает: Благословен Бог наш.

Певцы протяжно поют по Аминь трисвятое и с этим протяжным пением трисвятого несут покойника в церковь (тело мирянина несут миряне же, а не священники).

Если несколько священников прово-жают умершего, то они идут по два в ряд: впереди младшие, старшие ближе к гробу, первенствующий же священник идёт со крестом за крышкою гроба, которая несётся за святостью или за большим крестом, носимым впереди процессии или за домашнею иконою. Диаконы предшествуют с кадилами священникам. За священнослужителями несётся гроб и по бокам его несутся подсвечники.

По дороге, по временам, обычно процессия останавливается для чтения Евангелия, читаются же Евангелия заупокойныя по порядку. При входе в храм, крышка, как правило, оставляется снаружи, гроб же поставляется среди храма ногами вперед, чтобы покойник как бы смотрел на восток; подсвечники поставляются в голове и по бокам гроба.

Когда покойник внесён в храм, пение трисвятаго, петого по пути к храму, прекращается; священник (или диакон), отверзает завесу у царских врат и, вышедши к гробу, раздает народу зажжённые свечи и потом кадит вокруг гроба с четырех сторон.

Примечание.

Если священник не участвовал при выносе покойника из дома в храм, то начало погребению полагается в храме таким образом: отверзши завесу царских врат, священник выходит к покойнику, раздает народу зажженные свечи, и, покадив вокруг гроба, начинает, как обычно, “Благословен Бог наш”, затем поется трижды “Святый Боже”, читается псалом “Живый в помощи вышняго. ” и пр. по порядку. Кадило, обычно, не отдается здесь, но держится во все время отпевания, при чем, на “непорочнах”, священник кадит весь храм, окрест гроба и предстоящих, “предыдущему ему диакону” со свечею; окрест же гроба каждение совершается еще: во время пения Со святыми упокой и Вечная память. Вообще курение фимиама, как и возжженные свечи должны быть во все время погребения.

Псаломщик читает в то время 90-й псалом: Живый в помощи вышняго.

По окончании псалма, поются непорочны – три статьи; – по первой и второй из них возглашаются заупокойные ектений, а по третьей – поются стихиры (непорочны тропари) со стихом “Благословен еси Господи. ” и в конце их – снова заупокойная ектения.

Далее тропарь (иначе называемый седален покоин). Покой Спасе наш с праведными, читается до конца; также и Богородичен От Девы возсиявый.

, певцы же поют только последние слова: и вся яже в ведении и неведении человеколюбие и сыны света тою показавый, помилуй нас, а за сим читается 50-й псалом и начинают петь канон на 6-й глас Яко по сужу.

(при каноне обыкновенно поется припев: Упокой Господи душу раба Твоего.

За каждой песней один раз поет припев священник; другой раз – певцы, потом священник Слава, – певцы и ныне, а пред 3, 6 и 9-ю песнями припевы в том же порядке повторяются по два раза. По 3-й песни, ектения заупокойная, седален и Богородичен.

Седален и Богородичен обычно читаются, а когда псаломщик оканчивает чтение их, тогда поются из них последние слова: Тем же Христе Боже преставльшагося раба Твоего (рабу Твою) упокой яко человеколюбец и Но сажа заступи и помилуй мя.

По 6-й песни, возглашается ектения и поётся кондак: Со святыми упокой. Во время пения кондака диакон кадит, как при начале.

Икос читается, но поются обычно из него последние слова: надгробное рыдание творяще песнь, аллилуйя, затем снова поётся кондак: Со святыми упокой, и продолжается канон.

По 9-й песни, возглашается ектения и поются стихиры самогласны: Кая житейская сладость. и проч., а за ними читаются блаженны.

Потом читаются Апостол, Евангелие и снова возглашается ектения, на которой первенствующий священник читает молитву: Боже духов, не тайно, как всегда она читается, а вслух: другие же сослужащие ему священники читают её тайно. За ектениею поются стихиры целования. (Свечи, бывшие в руках предстоящих, отдаются диакону или псаломщику, и все подходят к гробу, целуя венчик на главе умершего и прощаясь с ним).

По окончании стихир бывает опять заупокойная ектения и заупокойный отпуст, который священник делает, обратясь к предстоящим. Диакон же возглашает: Во блаженном успении. и певцы трижды поют: “вечная память”.

Затем по возгласе Господу помолимся, читается священиком прощальная, или разрешительная, молитва, влагаемая потом в правую руку умершего (в некоторых местах разрешительная молитва читается тотчас после Евангелия, за нею бывает “целование умершего”, во время которого священник отходит в алтарь, после же “целования” возглашается ектения и бывает отпуст “отпетия”).

По прочтении разрешительной молитвы, покойника выносят из храма на кладбище с пением протяжным же Святый Боже; это пение продолжается до могилы.

Пред опущением в могилу, если умерший был елеопомазан, возливается на него крестообразно елей, оставшийся от елеосвящения, и закрывается гроб; иные же высыпают еще на гроб пепел из кадила (при возливания елея на умершего указано петь трижды “аллилуйя”, что соблюдается и теперь в иных местах). Гроб опускается так, чтобы покойник был обращён лицом на восток.

При опущении гроба поётся снова лития (лития эта в некоторых местах поётся не при могиле покойника, а в доме его, когда родные возвратятся с могилы после погребения). Когда гроб будет опущен в могилу, священник берёт лопатою несколько земли и предаёт земле усопшего, т.е.

крестообразно посыпает землю на гроб покойника, говоря: Господня земля и исполнение ея; вселенная и вси живущий на ней.

Судовой священник, махая кадилом, читал отходную молитву.

За десять минут до смерти вошёл священник и, коленопреклонённый, с больничным персоналом прочёл отходную молитву.

Отчего-то он представлял себя монахом и слушал, как братья бормочут отходную молитву.

Статья — о молитве. О фильме см. статью Отходная молитва (фильм).

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Предложения со словом «отходная молитва»:

  • Судовой священник, махая кадилом, читал отходную молитву.
  • За десять минут до смерти вошёл священник и, коленопреклонённый, с больничным персоналом прочёл отходную молитву.
  • Отчего-то он представлял себя монахом и слушал, как братья бормочут отходную молитву.
  • (все предложения)

Источник: //xn-----6kccgdvsdzky9au.xn--p1ai/othodnaya-molitva-chitat/

Читать онлайн Отходная молитва страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Отходная молитва читать

На глазах ирландского террориста Мартина Фэллона вместо бронетранспортера на мине подрывается школьный автобус. Потрясенный Фэллон решает `выйти из игры` и бежать за границу. Он скрывается и от полиции, и от своих бывших товарищей по оружию из Ирландской республиканской армии.

Для того чтобы получить фальшивый заграничный паспорт, он должен совершить еще одно, последнее убийство по заказу гангстера Мигана. Свидетелем убийства становится католический священник Да Коста. Вместо того чтобы `убрать` свидетеля, Фэллон идет к нему на исповедь. Теперь священник связан обетом молчания и не может выдать его полиции.

Такое положение дел не устраивает Михана, и он решает навсегда `заткнуть рот` всем, кто знает о преступлении…

Глава первая – Фэллон 1

Глава вторая – Отец Да Коста 3

Глава третья – Миллер 6

Глава четвертая – Исповедь 7

Глава пятая – Денди Джек 9

Глава шестая – Лицом к лицу 12

Глава седьмая – Прелюдия и фуга 14

Глава восьмая – Дьявол и его деяния 18

Глава девятая – Палач 19

Глава десятая – Эксгумация 23

Глава одиннадцатая – Евангелие по Фэллону 24

Глава двенадцатая – Дополнительная работа для похоронного бюро 27

Глава тринадцатая – Воинствующая церковь 30

Глава четырнадцатая – Гримсдайк 33

Глава пятнадцатая – Гнев божий 35

Джек Хиггинс
Отходная молитва

Посвящается Филиппу Уяльямсу, эксперту.

Глава первая
Фэллон

Когда полицейская машина появилась из-за угла, Фэллон инстинктивно проскользнул в углубление между стеной и входной дверью какого-то дома, пережидая, пока она проедет мимо. Две-три минуты спустя он продолжил свой путь. Ему пришлось поднять воротник, потому что начал накрапывать дождь.

Он шел по направлению к докам, стараясь слиться со стенами; его руки были глубоко засунуты в карманы френчкота цвета морской волны. Казалось, что этот невысокий человек – его рост не превышал метра шестидесяти – не шел, а плавно скользил по воде.

Он смотрел вслед какому-то кораблю, отчалившему от пристани и медленно сливающемуся с густым туманом, в котором было что-то зловещее и одновременно щемящее – словно последний динозавр пересекал древнее море, оставшись один на один с незнакомым миром. То, что Фэллон видел и слышал вокруг себя, полностью соответствовало его настроению.

В конце улочки, там, где виднелся другой берег реки, находился пакгауз. Вывеска гласила: “Янош Кристу, перевозки”. Фэллон отворил дверь главного входа и вошел.

Помещение было завалено тюками и ящиками всех размеров и форм. Было очень темно, но в глубине мерцал огонек; туда-то Фэллон и направился.

Какой-то человек сидел за столом, сооруженном из досок, положенных на козлы, и что-то старательно записывал в старомодной амбарной книге при свете электрической лампочки без абажура.

Остатки его шевелюры были похожи на грязную бахрому серого цвета. На нем была старая кожаная куртка, на руках шерстяные перчатки.

Фэллон сделал еще один осторожный шаг. Старик проронил не оборачиваясь:

– Это ты, Мартин?

Фэллон вступил в круг света и остановился возле стола.

– Привет, Кристу.

На полу стоял распакованный ящик. Фэллон поднял крышку и извлек автоматическое ружье марки “Стерлинг”, покрытое слоем защитной смазки.

– А ты продолжаешь в том же духе, как я погляжу. Для кого это на сей раз? Дня израильтян или арабов, или для тех и других?

Кристу протянул руку, отобрал у Фэллона “Стерлинг” и убрал обратно в ящик.

– Не я сделал мир таким, каков он есть, – сказал он.

– Возможно, но ты помог ему стать таким, – возразил Фэллон, зажигая сигарету. – Ты, кажется, хотел меня видеть?

Кристу отложил ручку и задумчиво поглядел на гостя. Лицо его было старым, кожа стала похожа на пергамент, но в голубых глазах еще горели живые огоньки ума.

– Неважно выглядишь, Мартин.

– Никогда еще не чувствовал себя лучше, – заверил его Фэллон. – Ну? Что с моим паспортом?

Кристу по-дружески улыбнулся.

– Думаю, ты не откажешься выпить, а? – Он извлек из ящика бутылку и два картонных стаканчика. – Лучшее ирландское виски. Ты сразу почувствуешь себя как дома.

Фэллон помедлил, затем взял один из стаканчиков. Кристу поднял другой.

– За смерть в Ирландии, кажется так у вас говорят?

Фэллон проглотил виски и раздавил стакан рукой.

– Мой паспорт, – тихо повторил он.

– Это зависит не только от меня, Мартин. Я знаю, что тебе туго приходится, я действую по нескольким каналам, но это требует времени, мне тоже нелегко.

Фэллон обогнул стол и на некоторое время застыл неподвижно, опустив руки в карманы своего френчкота. Наконец он очень медленно поднял глаза на старика; его взгляд ничего не выражал, но он словно жег собеседника.

– Если ты рассчитываешь поднять цену, то ты делаешь это зря, старая падаль: я тебе последнее отдал.

Сердце Кристу екнуло. Он почувствовал, как ледяная рука сжимает его желудок.

– Господь свидетель, Мартин, тебе бы еще капюшон и можно Смерть изображать.

Фэллон еще постоял, устремив черные глаза в одну точку. Вдруг он резко повернулся, собираясь уйти.

– Есть один способ, Мартин, – торопливо проговорил Кристу. – Я клянусь, есть один способ.

Фэллон насторожился:

– Ну и что это?

– Паспорт, койка на борту судна, отплывающего в Австралию в следующее воскресенье вечером… И две тысячи фунтов на разживку в твоем кармане.

Фэллон взорвался:

– Ну и что от меня требуется? Снова кого-нибудь прикончить?

– Точно.

Фэллон тихонько рассмеялся.

– А ты продолжаешь делать успехи, Кристу, ей-богу.

Он взял бутылку виски, вылил на пол содержимое стаканчика Кристу и наполнил его снова. Старик наблюдал за ним, – он ждал. Дождь уныло стучал в оконное стекло, словно просил разрешения войти. Фэллон взглянул на пустынную улочку.

– Какой-то автомобиль стоял на левой стороне.

Без сигнальных огней, что интересно. Шум мотора удаляющегося корабля был еще слышен, но теперь слабее.

– Грязная ночка для такого дела, – сказал он повернувшись. – Но вполне соответствует.

– Чему, Мартин?

– Да типам вроде тебя или меня.

Он осушил стакан, вернулся к столу и осторожно поставил его перед Кристу.

– Прекрасно, – сказал он. – Слушаю тебя.

Кристу улыбнулся.

– О, ты становишься разумнее.

Он расстегнул куртку, извлек из внутреннего кармана фотографию и кинул ее на стол:

– Взгляни на это.

Фэллон взял фотографию и поднес ее к свету. Снимок был сделан на кладбище, на первом плане виднелся весьма любопытный надгробный памятник из бронзы. Он изображал старую женщину, поднимающуюся из своего кресла, собирающуюся выйти за дверь, которую изображали две мраморные колонны позади нее. Возле статуи находился коленопреклоненный человек в темном пальто и с непокрытой головой.

– А вот еще, – сказал Кристу, вытаскивая еще одно фото.

На нем было то же самое, не совпадала лишь одна деталь. Человек в темном пальто уже стоял на ногах; он держал свою шляпу в руке и смотрел в объектив. Это был крупный широкоплечий мужчина, ростом метр восемьдесят семь-метр девяносто. Крупные черты его лица выдавали славянское происхождение, скулы его были широкими, а глаза небольшими.

– Кажется, с такими мешкать не приходится, – заметил Фэллон.

– С тобой согласились бы многие.

– Кто это?

– Его имя Краско. Ян Краско.

– Поляк?

– Да, родом он из Польши, но давно уехал оттуда. Он перебрался сюда еще до войны.

– Сюда, это куда?

– На Север. Тебе все объяснят, когда будет нужно.

– А старушка в кресле?

– Его мать, – сказал Кристу, забирая фото, чтобы самому посмотреть. – Каждый четверг, утром, в любую погоду, будь то дождь или снег, он приходит сюда с цветами. Они были очень близки.

Он убрал обе фотографии и снова взглянул на Фэллона.

– Ну?

– А что он натворил такого, чтобы быть достойным моего внимания?

– То, что называется несовпадением интересов. Мой клиент пытался его образумить, но Краско отказывается соблюдать правила игры. Так что необходимо его устранить, и с максимальным шумом.

– Чтобы научить остальных?

– Что-то в этом роде.

Фэллон вновь повернулся к окну и посмотрел на улицу. Автомобиль по-прежнему был на месте. Не глядя на старика, он спросил:

– А чем этот Краско занимается?

– Да мало ли чем… Ночные клубы, игорные дома, подпольный бизнес…

– Наркотики и проституция? – сказал Фэллон поворачиваясь. – А твой клиент…

– Ты заходишь слишком далеко, Мартин.

– Спокойной ночи, Кристу.

Фэллон повернулся к двери и сделал вид, что уходит.

– Ну ладно, ладно! – выкрикнул торопливо Кристу. – Твоя взяла!

Пока Фэллон возвращался к столу, Кристу открыл еще один ящик и принялся в нем рыться. Оттуда он извлек папку, открыл ее и выложил пачку газетных вырезок. Разложив и рассмотрев их, он наконец нашел нужную и протянул ее Фэллону.

Источник: //dom-knig.com/read_170671-1

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.